abstract_path (abstract_path) wrote,
abstract_path
abstract_path

ЭКОНОМИКА ЗАЗЕРКАЛЬЯ. ИСТОРИЯ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ГЕКТАРА

Вероятно каждый человек, мало-мальски интересующийся тем что происходит в последние годы на просторах нашей Родины, уже не раз имел возможность услышать и обсудить одну из грандиознейших задумок последних десятилетий, претворяемую сейчас в жизнь на Дальнем Востоке России. Озвученное президентом Путиным ещё в 2012 году, предложение по безвозмездной передаче населению земли, вылилось в итоге в программу "Дальневосточный гектар", которая с 1 июня 2016 года официально стартовала в стране. Чем же стала программа для населения и какими достижениями может похвастать спустя достаточно немалый срок с начала реализации?

[Spoiler (click to open)] НЕПРЕОДОЛИМАЯ НЕСПОСОБНОСТЬ ПЛАНИРОВАНИЯ


Несомненно начать надо с того что видно даже не вооружённым взглядом. Общественный резонанс от принятия программы был таков, что многие сразу же заговорили о революции в земельных отношениях и стали сравнивать её с самым массовым в истории России переселением на Восток - "столыпинским", в результате которого миллионы людей снялись с насиженных мест и двинулись заселять и осваивать дальние окраины страны.

Неожиданная возможность преодолеть многоуровневую бюрократическую закостенелость всколыхнула инициативу множества людей, ранее даже не помышлявших о каких-либо проектах связанных с арендой или владением земельными участками. И хотя скепсис значительной массы населения по отношению к новой инициативе правительства был также заметен, относился он скорее к вере в возможность её реализации, чем к её объективному содержанию. Поданные же десятки тысяч заявок на получение земли стали очевидным доказательством нужности и своевременности закона о дальневосточном гектаре.

Интерес к Земельной лихорадке конечно же поддерживался и профессионально организованной государством пропагандистской компанией, сопровождавшей программу с самого её начала. Только на официальном сайте программы "На Дальний Восток.рф" было опубликовано почти 400 статей рекламно-информационной и отчётно-аналитической направленности. Минвостокразвития, АРЧК, Полпред, губернаторы, кто только не пиарился на фоне программы и не уверял в абсолютной и всесторонней её поддержке. Казалось бы, программе уготовано безбедное настоящее и прекрасное будущее. И разве могло при такой поддержке что то пойти не так? Для ответа на этот вопрос попытаемся вернуться в самое начало и последовательно пройтись по всем этапам реализации идеи.

Как мы уже выяснили, сама идея без сомнения заслуживает достаточно высокой оценки. Но вот уже на следующем этапе, при проработке деталей и принятии закона, стали происходить странные вещи. Вроде бы, что может быть проще, привлечь экспертов, взвесить все "можно" и "нельзя", поинтересоваться возможными последствиями того или иного варианта, и выдать работающий и никого не ущемляющий закон. Но ведь это же не наш путь. Вместо этого Госдума мечется от одного "сырого" варианта к другому, облекая тем не менее каждый раз их в форму действующего закона или поправки к нему, и заставляя исполнителей и заявителей бессмысленно тратить время и силы на преодоление регулярно создаваемых преград.

1 июня 2016 года начался первый этап реализации программы, а уже полгода спустя, под давлением неких заинтересованных лиц и организаций, были приняты знаменитые поправки о запрете выделения земли в границах охотугодий. Тысячи заявок неожиданно с 1 января 2017 года оказались в подвешенном состоянии и приобрели статус "исполнение приостановлено" (к ним добавились и тысячи новых, поскольку охотугодья оставались вплоть до мая в "белой" зоне, позволяющей успешно подавать заявления). Когда, СПУСТЯ ВСЕГО НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ ПОСЛЕ ВСТУПЛЕНИЯ В СИЛУ, стало ясно что новые поправки угрожают успешной реализации всей программы, представители законодателей сообщили, что уже работают над отменой только что принятого. Работа над ошибками продолжалась вплоть до июля.

СТО ТЫСЯЧ МИЛЛИОНОВ И ДАЖЕ БОЛЬШЕ

Тем временем, не смотря на не проработанность законодательной базы, программа обрела жизнь. Четырёхмесячный тестовый режим, затем четырёхмесячный для жителей Дальнего Востока и, наконец, с 1 февраля 2017 года общероссийский. Откуда взялись эти сроки? Вряд ли кто-то сможет ответить на этот вопрос что-либо вразумительное. Ясно лишь, что второй этап - дальневосточный- был полностью провален так как в период его действия лишь незначительная часть желающих получить гектар дальневосточников успела это сделать.

Впрочем, официально это был не провал, а ... успех. К примеру, с 1 июня по 1 октября в Приморье было рассмотрено 149 заявок. С 1 октября поступать заявок стало на порядок больше (на 28 октября 1896 заявок), а скорость обработки осталась практически прежняя: с 1 по 28 октября 83 заявки. И вот, вместо выражения недовольства медлительностью исполнителей (ведь времени отпущено всего четыре месяца) министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка на совещании посвящённом реализации закона о "ДВ гектаре", проведённом 28 октября, заявил: "Росреестр работает динамично, гибко и адекватно. Порадовала работа администрации Приморского края, Агентства по развитию человеческого капитала. Все работают слаженно, как одна команда". То есть, по какой-то неведомой причине, был одобрен норматив по наделению землёй около четырёхсот человек, а остальных из потенциальных более шести миллионов заявителей стало возможным уровнять в правах с жителями не дальневосточных регионов.

Если кто-то подумал, что это неадекватное моменту выражение благодарности является лишь курьёзной случайностью, то мне придётся его разочаровать. С самого начала проекта исполнители и те кто в силу своего положения должен контролировать процесс работали параллельно, причём в худшем смысле этого значения - они просто не пересекались.

Принципы работы тех кто обрабатывал заявки оказались покрыты тайной, чему способствовало как не совершенное законодательство, которым успешно манипулировали, так и атмосфера эйфории, когда любой результат априори считался приемлемым, а все неудачи списывались на некие объективные трудности.

Так, любимым "козлом отпущения" стал сайт через который было необходимо подавать заявки. Причём внимание заострялось не на грубых ошибках тех кто должен заниматься его информационным наполнением (например, самый закрытый заповедник Приморья "Кедровая Падь" до сих пор не находится в серой зоне), а на неких технических неполадках, связанных с чересчур массовым использованием (Забегая вперёд скажу, основываясь на личном опыте использования сайта на протяжении вот уже года, что он, не смотря на свою медлительность и случающиеся сбои, является едва ли не единственным работающим механизмом получения дальневосточного гектара).

Реальность же должностных лиц, призванных контролировать и корректировать процесс, чем дальше тем больше напоминала "Мир Зазеркалья". Нелогичность действий, заведомая невозможность выполнения обещаний, произвольное манипулирование цифрами, - всё это стало нормой для руководства как регионов, так и Дальнего Востока в целом. Вот лишь несколько примеров.

26 января 2017 года, в самый разгар кризиса "недопроизводства", когда количество заявок превысило 40000, из которых в Приморье обрабатывались лишь 10-12 в день, с подачи губернатора Миклушевского, и.о. директора департамента земельных и имущественных отношений Приморского края Илья Терехов заявил:«Мы планируем рассматривать по 21 тыс. заявок в месяц, это по 990 в день». Для этого по его словам планировалось увеличение штата департамента.

Несложный подсчёт показывает, что штат для этого пришлось бы увеличить практически в сто раз. Как такое возможно спросите вы? А очень просто, дело в том, что показатель обработки 10-12-ти заявок в день был озвучен за две недели до громкого заявления (и судя по статистике он не изменился к этому времени) и по мнению ньюсмейкеров благополучно забыт, цифра же 990 потребовалась для успешного отчёта губернатора о проделываемой работе, поскольку именно такая скорость обработки требовалась по факту.

Кстати, штат действительно был увеличен - к трём сотрудникам занимающимся выдачей гектаров в самом востребованном на Дальнем Востоке Хасанском районе, 4 декабря 2017 года, спустя десять месяцев,по поручению уже нового губернатора Андрея Тарасенко, было решено добавить ещё двух специалистов.

В абсолютном не знании как обстоят дела с выдачей гектаров расписались практически все крупные руководители имеющие отношение к проблематике. Так 8 апреля 2017 года прошло совещание на котором губернаторы ОБЯЗАЛИСЬ УРАВНЯТЬ КОЛИЧЕСТВО ПОДАННЫХ И ВЫДАННЫХ ЗАЯВОК К 15 ИЮНЯ (В совещании приняли участие полпред президента Юрий Трутнев, министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка, первый заместитель руководителя администрации президента России Сергей Кириенко, заместитель руководителя Росреестра Андрей Приданкин,глава Агентства стратегических инициатив Светлана Чупшева, главы всех дальневосточных регионов). Напомню, на тот момент были приостановлены как минимум до июля заявки поданные (и всё ещё подаваемые) на территории охотугодий. О тысячах "зависших" заявок знали депутаты Госдумы, знали сотрудники земельных департаментов, но как оказалось понятия не имели участники совещания, часть которых взяла на себя заведомо не выполнимые обязательства, а другая часть благосклонно это восприняла. Излишне говорить, что и те и другие тут же забыли и про совещание и про его резолюции.

Точку же в вопросе доверия официальным отчётам и пропагандистским лозунгам поставил министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка. Приняв на себя обязательство перед президентом довести количество выданных по программе земельных участков до 50 тысяч к 1 января 2018 года,и фактически провалив работу (было выдано лишь 34 тысячи), он, для собственного оправдания, фактически оторвал от реальности не только статистику, но и элементарную логику.

Так 28 августа 2017 года, общаясь с журналистами по случаю подачи юбилейной стотысячной заявки, министр сообщил, что в пользование (именно этот показатель вызывает наибольшее доверие, поскольку отображается практически в режиме реального времени на официальном сайте) земельные участки получили более 27,5 тысяч заявителей и ещё 9 тысяч заявок были одобрены (цифра абсолютно не поддающаяся проверке). Спустя девять дней, отчитываясь о проделанной работе на Восточном Экономическом Форуме, им же было озвучено: количество поданных заявок 101 тысяча, полученных 28,6 тысяч, а одобренных уже 33 ТЫСЯЧИ. То есть, по не подлежащему общественной проверке показателю, за 9 дней было обработано 24 тысячи заявок - столько же сколько за предыдущие 15 месяцев. Фантастическая производительность предфорумной декады.

В действительности же, не смотря на все ухищрения, громкие заявления и категоричные требования, скорость выдачи остаётся практически неизменной с начала второго этапа программы и составляет менее ста заявок в день.

ЗА "СВОИМИ" ОЧЕРЕДЬ НЕ ЗАНИМАТЬ

Рассмотрев макропоказатели программы, наверное самое время теперь "спуститься на землю". Как же складывались взаимоотношения простых граждан и сотрудников земельных департаментов, поставленных перед фактом необходимости отмены проволочек и бюрократических преград в деле выделения земли? Информационное пространство переполнено историями как быстрого и плодотворного сотрудничества заявителей с органами власти, так и краха надежд и планов людей понадеявшихся на начало новой эпохи в землепользовании и жестоко поплатившихся за свою веру в перемены.

Кем же являются эти счастливцы получившие в своё пользование бесплатные гектары? Не смотря на то что большинство их историй известны благодаря официальным пропагандистским ресурсам Минвостокразвития, а мы уже выяснили что достоверность информации из этого источника под большим вопросом, всё же вряд ли можно говорить о том что программа на сто процентов является фикцией.Несомненно, что из 34 тысяч получателей земли, какое-то количество является простыми гражданами, не связанными ни с федеральной рекламной компанией, ни с овладением земельными ресурсами посредством родственных и деловых связей с региональными и муниципальными чиновниками. О том что это за земля мы поговорим чуть позднее, а пока...

Как вы думаете какое количество заявителей участвует в "театральной постановке", срежиссированной пиарщиками программы, количество тех кому с помощью "ручного управления" с самого начала предоставлялся режим наибольшего благоприятствования и на примере кого вот уже полтора года всю страну убеждают во всеобщей доступности "дальневосточной мечты"? Недавно эта "тайна" была торжественно раскрыта. В Москву, для участия в Днях Дальнего Востока (проходили с 8 по 16 декабря), были привезены 400 "успешных дальневосточников" ,благополучно осваивающих полученную землю.

Даже сейчас четыреста тщательно опекаемых людей (и это как минимум), из общего количества в 34 тысячи, это довольно таки много, что же говорить о временах когда счёт получателей шёл на тысячи и даже сотни, а отказы и задержки были скорее правилом чем исключением. Выходит, что на начальных этапах реализации программы, среди получателей гектаров практически отсутствовали случайные люди, не связанные каким-либо образом с Минвостокразвития?

А что же было с "дикими", с никем не связанными заявителями, как складывались их взаимоотношения с Системой? Являясь подателем вот уже трёх заявлений на получение участка и получив бесценный опыт общения с представителями исполнительной власти, отвечающими за реализацию "гектаризации" населения, постараюсь на своём примере ответить на этот вопрос.

Январь 2017 года. Вдохновившись тем, что могу наконец-то что то получить от государства бесплатно просто по факту своего существования, я решил стать участником программы "Дальневосточный гектар". Исследовав карту ФИС"На Дальний Восток" на предмет возможного и выбрав свободный участок в посёлке Безверхово Хасанского района Приморского края, я решил не полагаться на случай и отправился туда для того чтобы удостовериться в отсутствии каких-либо препятствий для его получения.

Никаких видимых причин для отказа я не обнаружил. На участке отсутствовали какие-либо строения или их следы, а он сам оказался заросшим не садовыми деревьями которым по виду было никак не меньше пятнадцати - двадцати лет. Вернувшись во Владивосток, я уже на следующий день абсолютно беспроблемно подал заявление через сайт "надальнийвосток.рф" и стал ждать результата.

Ожидание плавно перетекло со второго этапа реализации программы "ДВ гектара" в третий, затем счётчик дней до получения ответа дойдя до нуля стал показывать отрицательные значения, и, наконец, спустя почти два месяца пришёл ... отказ. Нельзя сказать что я был не готов к такому повороту событий. Сомнения в успехе предприятия закрались чуть раньше, когда поверх моей заявки через несколько недель после подачи, вдруг кем-то была обозначена ещё одна.

Отказ гласил: в связи с наличием на данный участок свидетельства на право собственности, полученное до вступления в действие Земельного кодекса РФ (границы участка уточняются). Вот так не смотря на отсутствие участка на кадастровой карте и на полную его заброшенность возникло непреодолимое препятствие для его получения.

Осознав тщетность надежд на изменение положения, спустя некоторое время я подал новую заявку на приглянувшийся мне участок, теперь уже в Надеждинском районе Приморского края. Каково же было моё удивление, когда спустя несколько дней после этого, заявка человека претендовавшего на участок в Безверхово, по которому мне пришёл отказ, неожиданно была одобрена и окрасилась в синий цвет.

Уточнив по телефону в службе поддержки Минвостокразвития возможность такого поворота и узнав, что по закону данный участок никак не может обозначиться синим цветом на кадастровой карте, а должен непременно после уточнения стать красным, я попытался связаться с сотрудником от чьего имени пришёл отказ. Связи, в старых добрых традициях бюджетных организаций, не было. И лишь спустя месяц каждодневных звонков, мне вдруг ответили. Оказалось, что специалист занимавшийся этим участком ... только что ушла в декрет.

Пришлось общаться с её непосредственным начальником, благо со связью, с момента ухода специалиста, проблем больше не было. Сославшись первоначально на невозможность проверки представленных мною фактов, но затем всё-таки исследовав историю заявлений по участку, мне сообщили, что действительно присутствуют явные нестыковки при одобрении заявления третьего лица, но они не носят криминального характера, а являются следствием "ошибки". В довершении мне было объявлено, что исправлением данной "ошибки" специально никто заниматься не будет, и что проблема должна разрешиться в будущем сама собой на каком-либо из этапов оформления земли в пользование новым владельцем, либо путём судебного решения в пользу старого владельца.

Иными словами, участок в приобретении которого мне было отказано, фактически мог использоваться неизвестным лицом вплоть до подачи судебного иска номинальным владельцем. И поскольку участком не пользовались уже длительное время, вероятность подачи такого иска стремилась к нулю (к тому же, срок исковой давности по таким делам был ограничен полугодом). Мне же в данной ситуации приходилось смириться с невозможностью стать обладателем искомой земли при любом раскладе.

Прождав несколько недель, в надежде увидеть "исправление ошибки", но так и не дождавшись "того самого этапа", на котором она должна была "исправиться", я опубликовал статью описывающую данную ситуацию. И, о чудо, на следующий же день после придания гласности, "ошибка" исчезла с кадастровой карты.

ТЕРРИТОРИЯ ДЛЯ "БОГАТЫХ"

Как я уже писал, получив отказ по первому участку, я вскоре подал заявление на получение земли в Надеждинском районе. Участок неподалёку от села Виневитино представлял собой узкую не более ста метров шириной заросшую травой и кустарником полоску земли, зажатую между федеральной трассой Раздольное-Хасан и железнодорожными путями. Невдалеке находилось достаточно крупное озеро, вокруг которого пестрели синим и зелёным на карте ФИС несколько десятков участков.

Не ожидая никакого подвоха, я вновь без проблем оформил заявку через сайт и стал ждать результата. На этот раз ожидание было не долгим, и вскоре пришёл ответ, что означенный участок находится на территории охотхозяйства и до принятия поправок к закону Госдумой в июле моя заявка получает статус "рассмотрение приостановлено".

Шёл апрель месяц, запрет на выдачу действовал уже три с половиной месяца, но все территории охотхозяйств на карте заявок так и не были ограничены к приобретению серым запретным цветом (с поразительной оперативностью это было сделано лишь на пятый месяц). Желая всё же получить приглянувшийся участок я стал ждать. В июне, один из ожидающих "у моря поправок", Иван Таркин, на прямой линии напомнил президенту Путину о подписанном им в декабре дискриминационном документе, и, по реакции последнего, стало ясно, что ожидание не будет напрасным.

Не смотря на поручение президента ускориться, поправки к закону были рассмотрены и приняты в соответствии с планом, в июле, а окончательно закрытые земли были определены только к октябрю. Иван Таркин естественно получил землю первым из ожидающих (как было объявлено в СМИ), мне же пришлось ждать ответа до 30 октября.

Ответ обескуражил. Отказ в связи с нахождением участка на территории используемой охотхозяйством. Прочитав недавно принятые поправки к закону, можно было легко увидеть исчерпывающую характеристику земель, которые не могут быть предоставлены - территории, ограниченные "в целях сохранения охотничьих ресурсов и среды их обитания". Как мог мой участок, зажатый с одной стороны непреодолимой преградой федеральной трассы (непреодолимой поскольку именно по этой причине и на этой трассе в нескольких десятках километров от этого места был построен дорогостоящий Нарвинский тоннель), а с другой - железной дорогой, с находящейся прямо перед участком будкой обходчиков и дальше ещё одной, грунтовой, дорогой, быть отнесённым к "сохранению охотничьих ресурсов и среде их обитания" было абсолютно не понятно. Регулярные палы травы, помойка по сторонам от трассы, отсутствие животных и птиц, и просто высокая посещаемость места, явно исключали целевое, согласно поправкам, использование охотхозяйством данной территории. В чём же был смысл изъятия этой земли из оборота? Выясняя это, я вновь понял, что закон - это лишь вершина айсберга человеческих взаимоотношений.

Неприятным, обнаруженным вскоре, дополнением к отказу оказалось появление на кадастровой карте "учтённых" участков, расположившихся в произвольном порядке по всем сторонам от не выданного мне. Все они были синего цвета, что как я уже знал определяло их принадлежность к программе гектаризации. Из почти семидесяти участков, учтёнными оказались тринадцать:
1) 25:20:010301:24 Площадь 9995 кв.м.
2) 25:20:010301:36 Площадь 9831 кв.м.
3) 25:20:010301:40 Площадь 8114 кв.м.
4) 25:20:010301:33 Площадь 9948 кв.м.
5) 25:20:010301:23 Площадь 9963 кв.м.
6) 25:20:010301:41 Площадь 9929 кв.м.
7) 25:20:010301:27 Площадь 9982 кв.м.
8) 25:20:010301:21 Площадь 8778 кв.м.
9) 25:20:010301:28 Площадь 9763 кв.м.
10) 25:20:010301:30 Площадь 9999 кв.м.
11) 25:20:010301:32 Площадь 49356 кв.м.
12) 25:10:020201:526 Площадь 9036 кв.м
13) 25:10:020201:494 Площадь 18268 кв.м.

За разъяснением ситуации я обратился в Департамент земельных и имущественных отношений Приморского края. Узнать мне там удалось не так уж и много. Во-первых, то, что оспаривать отказ с полученной мною формулировкой смысла нет, поскольку охотхозяйства и, каким-то образом связанные с ними экологи, крайне недовольны изъятием земель для нужд граждан, и сохранив сейчас для себя максимум возможного, уже снова начинают требовать пересмотра нормативов для возвращения значительной части утраченного. Во-вторых, это собственно не отказ, а приостановка и я могу выбрать себе участок из предложенного перечня (этот пункт мне был повторён многократно). И, наконец, касаемо выдаваемых в этом районе участков, определённой информации мне предоставить не могут, но возможно что земли охотхозяйств расположены таким образом, что именно мой участок оказался на них, а соседние счастливо избежали подобной участи. Для более подробного ознакомления с проблемой, мне посоветовали отправиться в Центр поддержки получателей «дальневосточного гектара» на Бородинскую, 14.

Последовав совету, я отправился туда. Вполне ожидаемо и здесь полной информацией не располагали. Все "учтённые" участки действительно оказались на земле охотхозяйства, но вот почему так случилось вопреки закону, информационная база Центра ответить не могла. По одной из высказанных версий сотрудника, это могло каким-то образом быть связанным с заморозкой заявлений поданных до принятия поправок к закону в декабре 2016 года. После принятия корректирующих поправок в июле 2017, участки получили кадастровый номер, но выданы, в конечном итоге, они не будут. Версия была очень умиротворяющей, но имела и подвох. Как оказалось, ни мне, ни сотрудникам Центра не будет доступна информация о возможной передаче в пользование поставленных на кадастр участков. И в этом свете уверение, что означенные участки пять лет будут числиться за конкретными людьми (в случае если они не аннулируют заявку), а затем изъяты, уже не казалось правдоподобным. И полностью рушила версию случайно сделанная мною в марте 2017 фотография заявок, на которой отсутствовали (то есть не были поданы ранее 1 января 2017 года) как минимум четыре ныне учтённых участка:
25:20:010301:36
25:20:010301:41
25:20:010301:28
25:20:010301:32

Не удовлетворив в результате похода на Бородинскую,14 своё любопытство, я решил, используя полученную здесь информацию, ещё раз обратиться в Департамент земельных и имущественных отношений. И именно здесь в справедливость и логику программы "Дальневосточный гектар" был произведён "контрольный выстрел". На мой вопрос как же всё таки оказались поставленными на кадастровый учёт "избранные" тринадцать участков из почти семидесяти, мне был задан встречный вопрос, а почему я собственно решил, что участки поставлены на кадастр в рамках программы бесплатной раздачи гектаров. Ведь они могли быть приобретены через аукцион, в рамках обычных, не имеющих отношения к программе, земельных отношений. Так ведь нельзя же на землях охотхозяйств,- пытался парировать я. НЕЛЬЗЯ БЕСПЛАТНО, В РАМКАХ ПРОГРАММЫ ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГЕКТАР, А ЧЕРЕЗ АУКЦИОН ПО ПРЕЖНЕМУ МОЖНО, - был ответ.

То есть, на законодательном уровне, лучшие земли, с хорошей экологией и идеальной транспортной доступностью, были зарезервированы для так называемой "элиты", способной прорваться сквозь бюрократические заслоны и заплатить за "место под солнцем", а для прочих граждан "классом пониже" предлагается то что никому не нужно, но за что так хочется получать земельный налог. И сразу стало понятно и преобладание на территории Дальнего Востока серых зон, не доступных для бесплатных приобретателей, и запрет на выделение земли вблизи крупных населённых пунктов, и многочисленные отказы по различным причинам.

Узнав таким образом о законодательной ущербности новой земельной политики в части равнодоступности для граждан земельных ресурсов, я, в то же время, так и не смог выяснить ничего про таинственные тринадцать участков материализовавшихся на карте сайта. Ведь как мне объяснили ещё при разборе ситуации с моей первой заявкой, синий цвет контура участка обозначал его принадлежность к программе дальневосточного гектара и исключал его приобретение на аукционе. К тому же площади участков явно были подозрительно близки к одному гектару, либо были кратны ему в рамках коллективной заявки...

НОВЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ "НЕУЛОВИМОГО ГЕКТАРА"

По сложившейся на Руси традиции "разбивать обо что-то лоб" трижды для проявления результата, я не смотря на негативный опыт,решился ещё раз поучаствовать в столь увлекательном и познавательном мероприятии как получение дальневосточного гектара. Благо, по словам ответственных лиц, теперь я имел некое бонусное преимущество по сравнению с новичками-заявителями. Многократно услышав, что моя заявка не отклонена, а лишь приостановлена, и по новым правилам я могу выбрать готовый участок из предложенного мне перечня, либо снова сформировать свой, но всё это лишь в тридцатидневный период с момента "приостановки", я незамедлительно погрузился в новые исследования южного Приморья.

Первые два участка предлагались в том же Надеждинском районе. Физическая карта говорила, что оба они находятся на заболоченной территории. Конечно полностью доверять значкам на двухкилометровой карте наверное не следовало, но, по крайней мере на одном из этих участков, мне довелось побывать буквально за несколько месяцев до этого, и хотя сам участок имел признаки скорее заливных лугов, чем болот, но вот в нескольких десятках метров от него, у реки, мне довелось по пояс увязнуть в прибрежном иле, и такое опасное соседство абсолютно исключало возможность нахождения в этом месте с семьёй. К тому же любое строительство здесь должно было предваряться отсыпкой грунта, что уравнивало освоение этих участков с приобретением земли в курортном пригороде Владивостока. Подъездные пути и электричество конечно же тоже отсутствовали.

Отвергнув болота, а также предложения в труднодоступных местах, из всего перечня я заинтересовался лишь участком в Анисимовке, с видом на знаменитый Пидан. Каково же было моё изумление, когда поинтересовавшись им в Центре поддержки, я услышал, что данный участок относится к зоне Р-5 и может быть использован лишь... для организации скверов и парков, без возможности капитального строительства. То есть, Департамент земельных и имущественных отношений Приморского края предлагал мне обустроить сквер в черте деревни, окружённой со всех сторон тайгой.

Исчерпав все варианты, я вновь оказался вынужден самостоятельно заниматься поиском оптимального решения. И вот, как нельзя кстати, мне пришла в голову идея поинтересоваться "свободностью" территорий в том же самом Центре поддержки. Тут то и стала ясна вся глубина обмана, тиражируемого пропагандистской машиной чиновников-"гектародателей". Оказалось, что даже среди того не большого количества земли, попавшего в белую, разрешённую для подачи заявок зону, преобладают территории, где мне нет смысла пытаться получить гектар, поскольку с большей долей вероятности мне придёт отказ из-за того что это земли резерва, как видно на примере огромной территории начинающейся прямо за границей поселения Анисимовка. По словам сотрудника Центра, фактически, по программе Дальневосточный гектар (по крайней мере на территории юга Приморья) есть смысл просить землю лишь в границах поселений, либо вблизи них, остальные же предложения крайне немногочисленны.

Выбрав наконец-то что я буду пытаться получить в этот раз, я столкнулся с ещё одним "изобретением", улучшающим статистику выдачи гектаров. Для того чтобы подать новую заявку мне было предложено для начала аннулировать старую, ту по которой отказ был замаскирован словом "приостановлено". Проделав всю процедуру под руководством оператора горячей линии Минвостокразвития и уже подсознательно предвидя подвох, я вполне ожидаемо вновь попал в общую очередь и цифра 30, с которой начался обратный отсчёт дней, недвусмысленно показала, что никакого внеочередного рассмотрения моей заявки не будет.

Для чего была придумана эта хитрая схема? А для того чтобы фиктивно уменьшить количество отказов, заставляя людей самостоятельно аннулировать заявки по которым фактически пришёл отказ. То есть к двум возможным сейчас по закону вариантам, "отказу" и "одобрению", хитростью бюрократии был добавлен ещё один, значительно улучшающий статистику при отсутствии реального результата. Как похвастал и.о. директора краевого департамента земельных и имущественных отношений Приморья Александр Подольский на совещании у губернатора Андрея Тарасенко, количество отказов сократилось до 2,5 процентов от числа поданных заявлений.

ПОСЧИТАЛИ - ПРОСЛЕЗИЛИСЬ

Итак, что же мы имеем в итоге, пройдя последовательно по всем этапам и уровням реализации программы. Если кратко, то ПРОГРАММА, В ТОМ ВИДЕ В КАКОМ ОНА ЗАДУМЫВАЛАСЬ И ПРЕПОДНОСИЛАСЬ, ПРОВАЛЕНА.

Не смотря на запрос общества и на выделение колоссальных ресурсов, программа не стала массовой. 17 тысяч выданных участков за первый год (за восемь месяцев, с учётом тестового четырёхмесячного периода) и ещё 17 тысяч выданных за следующие семь месяцев, когда вроде бы был взят курс на "ускорение" - это количество абсолютно не покрывающее потребностей населения.

На фоне столыпинского переселения, темпы реализации программы выделения гектара на Дальнем Востоке смотрятся статистической погрешностью, и это при том, что там было полноценное переселение, а сейчас это лишь передача свободных земель для хозяйственного освоения. Путём не сложного подсчёта можно определить, что к моменту окончания программы в 2035 году её потенциальными участниками смогут стать лишь чуть более полумиллиона граждан России, что ничтожно мало даже по меркам Дальнего Востока.

Программа не облегчила жизнь простого дальневосточника, и в то же время не привлекла на Дальний Восток переселенцев. Более того, пропагандируемая сейчас задумка Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке - "инвестиционный гектар" - это, по сути, отказ от изначально заявленных целей в пользу абсолютно бессмысленного для государства привлечения "мёртвых душ" в отчёты чиновников.

"Те, кто не может переехать на Дальний Восток ... могут получать «гектары»... и нанимать на подряд какую-то компанию или ближайшего фермера для обработки земли. Таким образом, они пользуются бесплатным правом пользоваться землей, при этом получая доход, в этом суть понятия инвестиционный гектар", - рассказал Денис Кузин.заместитель генерального директора АРЧК.

С одной стороны можно только посочувствовать такому фермеру, который не может получить необходимое для работы количество земли (при её декларируемом избытке) и вынужден "идти в кабалу" к новому помещику; но ведь вполне может статься, что прикрываясь фермерами или российскими компаниями землю возьмут в оборот те же китайцы (и проверить это находясь за тысячи километров будет не возможно), которые будучи ничем не ограничены, займутся варварской эксплуатацией территории. То есть по сути АРЧК сейчас официально продвигает то, что по идее следовало бы запретить на уровне закона.

Тем более что это опять таки вступает в противоречие с другой, не менее спорной, продвигаемой сейчас инициативой по выдаче дополнительных наделов тем кто освоил первоначально взятый "гектар". Как было уже отмечено ранее, землю получили лишь немногие счастливчики, и предоставлять им новый бонус ущемляя при этом основную массу заявителей, безуспешно пытающихся принять участие в программе, наверное не самое адекватное моменту решение.

Почему же не удалось претворить в жизнь столь нужную народу программу? На мой взгляд, причиной тому не просто отсутствие контроля за непосредственно реализующими её исполнителями, которым априори не выгодна свободная раздача земель, а полная потеря интереса к реалиям процесса со стороны как федеральных, так и региональных руководителей. Отчётная виртуальная гектаризация проходит вполне успешно, а в случае каких-то нестыковок всегда можно добавить новые параметры расчётов, либо просто кинуть в топку пропагандистской машины новый идейный мусор. Собственно же реализация программы на повестке дня ни в Минвостокразвития, ни в АРЧК, ни в Полпредстве, ни тем более в региональных администрациях не стоит, и потенциальный участник вновь брошен на штурм десятилетиями отстраиваемых бюрократических укрепрайонов, ожесточённо защищаемых "старой гвардией" земельных департаментов.

И в связи с этим вполне закономерно возникает вопрос, а присутствовало ли изначально намерение бескорыстно расстаться с одним из основных контролируемых ресурсов, или же всё происходящее это лишь часть манипулирования сознанием масс в рамках выборного сезона 2016-2018 годов? Труднообъяснимые метания законодателей, безразличное "витание в облаках" федеральных чиновников и вполне предсказуемый саботаж регионально-муниципального звена вполне вписываются в эту схему. "За скобками" остаются лишь те для кого вроде бы и создавалась эта программа - жители Дальнего Востока и те кто хотел бы ими стать.

И если всё таки этот провал не был спланирован заранее, то почему же до сих пор не были наказаны бездарные (а также хитроодарённые) исполнители и наконец-то не скорректированы в интересах простого народа правила. Или надо ещё сколько-то лет подождать этого?

Хотя возможно мы все просто чего то не понимаем и эта "успешно реализуемая" программа задумывалась вовсе и не для нас с вами. Ведь в Зазеркалье всё не такое каким кажется.




Tags: #ДальневосточныйГектар, #дальневосточныйгектар, ДВ, ДВ гектар
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments